ВЫСТАВКА КАМЫЗЯКСКОГО ХУДОЖНИКА АЛЕКСАНДРОВА АЛЕКСАНДРА

Весь май в районном Доме культуры была открыта выставка работ камызякского художника Александра Александрова. Его картин пока нет в известных галереях, но он уже прославился за пределами своего города. В один из дней я встретилась с художником-самоучкой на его выставке. Да, да, именно самоучкой — Александр не оканчивал никаких средних, высших художественных заведений, и даже в художественной школе не учился. Талант, считает он, дан ему свыше. А может, стал художником, потому что в их роду рисовали многие, и мама ненавязчиво с детства развивала в мальчике природный дар рисовать и видеть прекрасное вокруг. Повлиял и отец, который тоже рисовал и легко мог набросать портрет человека в профиль. Маленький Саша рисовать научился раньше, чем писать. Первые пробы овладения карандашом и кистью были в шесть лет. Учась в школе, завел блокнот, где часто делал наброски в свободное время. После школы подумывал об архитектурном училище, но не всегда бывает так, как планируем. Александр поступил в рыбтуз и стал не художником и даже не строителем-чертежником, а механиком. Отучился и несколько лет работал на керченских рыбопромысловых судах – в Индийском океане, в южных широтах Атлантического океана. Потом судьба забросила его на север, в Нефтеюганск, где он прожил и проработал 24 года. Вышел на пенсию и в прошлом году вернулся на малую родину, в отчий дом, в Камызяк. А что же художество? Пока был молод, рисовать не прекращал, но делал это больше для себя — в альбомах, в основном увлекался графикой, рисовал карандашом, что доступно и не требует много времени и особых затрат. Альбомов было много, но, к сожалению, все ранние работы уже утеряны. А вот живя на севере, практически не рисовал, желание как-то пропало. Но в 2006 году, в конце лета художник с семьей побывал на Алтае, в санатории. Алтайская красота произвела на него неизгладимое впечатление, настолько тронула за живое и всколыхнула все внутри, что он взялся за кисть. Уже не в графическом исполнении, а картины маслом легко выходили из-под руки творца. Осваивая самостоятельно науку живописи, приобретал книги по теории изобразительного искусства и альбомы с репродукциями знаменитых художников. Увлекается творчеством знаменитых художников эпохи возрождения – Тициана, Микеланджело, очень высоко ценит Александра Иванова, Исаака Левитана как пейзажистов. «Часто посещаю картинные галереи, музеи. Меня привлекает старое искусство. Советское искусство, на мой взгляд, более плакатное, в нем мало живости. Сегодня многие предпочитают фотографии живописным творениям, но ручная работа, — считает самобытный художник, — ценится многократно выше, так как в картине можно передать такие тонкости, какие съемкой не передать никогда, что-то увеличить или уменьшить, исправить некие дефекты». Первым ценителем его полотен является супруга, хотя она не искусствовед и далека от профессионального художественного понимания картин, полагаясь на свой вкус и интуитивное чутье, всегда с одобрением относится к работам мужа. «Желание рисовать возникает ниоткуда. Бывает, что-то может меня впечатлить чисто внешней красотой, иногда может воодушевить простое общение с человеком. А иногда увижу человека, интересный и колоритный для себя типаж, и появляется желание запечатлеть образ. Могут вдохновить чужие произведения, картины. Но особенно тронул своей девственной природой и первобытной нетронутостью Алтай, с горными хребтами, покрытыми вечными снегами, бесчисленными озерами и водопадами, альпийскими лугами. В памяти трудно все сохранить, пользуюсь фотоаппаратом, чтобы запечатлеть интересные моменты». «Я «всеядный», — признался мне Александр, — рисую все. Могу портрет нарисовать, могу пейзаж. Сам освоил различные техники». В портретном жанре предпочитает Александр запечатлеть чистый живой человеческий образ. Любит рисовать пейзажи, особенно горы — наверное, берут свое осетинские корни. На выставке в РДК автор представил только часть своих картин. Большинство работ художника находятся в домашних коллекциях — у родственников и друзей. Среди его полотен выделяются полотна, изображающие родную астраханскую природу, например, «Кизань – река моего детства», «Нижнее Поволжье». С волжскими пейзажами соседствуют старинные развалины Алагирского ущелья, что в Осетии, яркими, чистыми и полными жизни красками переданы роскошные виды Алтая и холодная снежная красота севера. Многие портреты художника-самоучки посвящены родным: маме, деду, супруге, детям и внукам. Кстати, художнику также легко удается запечатлеть образы людей в натуре, как и воспроизводить по фотографиям. Встречаются и натюрморты. Выставки работ Александра проходили в разных городах — Нефтеюганске, Свердловске, Сургуте. Он не раз награждался дипломами, благодарностями. Возможно, в дальнейшем, он организует и выставку-продажу, хотя пока придерживается девиза, что искусство не продается, поэтому дарит картины, а не продает. Сегодня у Александра временное затишье в работе. «Выйдя на пенсию, — говорит наш одаренный земляк, — думал, что займусь наконец-то тем, что люблю. Ведь у человека смысл жизни и заключается в том, чтобы жить в гармонии и заниматься тем, что нравится». Но так получилось, что с переездом хобби временно забросил, в родительском доме идет ремонт полным ходом, мастерской у художника пока нет, а квартиру, где он живет с семьей, превращать в рабочий кабинет не хочется. Но желание рисовать не исчезает, и как только снисходит к художнику с небес его муза, он сразу же садится за мольберт. Детей увлечение отца на живописную стезю не подтолкнуло, но, возможно, кто-то из внуков или правнуков Александра Александрова однажды возьмет в руки карандаш или кисть и возродит семейную традицию. Увлекается охотой, рыбалкой, бывая на раскатах, каждый раз привозит новые образы, новые идеи для своих будущих работ: цветущий лотос, полеты уток над водой, прекрасные виды дельты. Александр – человек творческий, увлеченный, разносторонний, среди его увлечений – йога, психология, история древности. Такой вот он, теплотехник по профессии, а по призванию художник.

Сайт создан EnterWEB